Пермяки и помойки: мусор подорожает?

Стоимость вывоза мусора для жителей Пермского края может возрасти в несколько раз в ближайшие годы, заявляют эксперты. Рост расценок произойдет, если новая схема избавления региона от бытовых отходов не будет оптимальной. Зато несанкционированных свалок в любом случае должно стать меньше. Подробности – в материале Dom.59.ru

На рынке обращения с коммунальными отходами скоро появится региональный оператор. В отличие от того же капремонта (где тоже есть регоператор) это будет некая бизнес-структура. Но зачем она нужна?

Что должно измениться?

Закон 458-ФЗ, который серьезно корректирует систему обращения с отходами в России, был принят еще в декабре 2014 года. Например, с начала 2016 года полномочия в данной сфере перераспределены с муниципального на региональный уровень. Сделано это как минимум потому, что на уровне районов и поселений средств не всегда хватало. Поэтому правительство Пермского края теперь обязано выпускать различные постановления, проводить конкурсы и так далее.

Более того, в каждом субъекте должен быть избран один или несколько региональных операторов. Зачем он нужен, корреспонденту Dom.59.ru рассказал эксперт ОНФ в Пермском крае Роман Кондрашов, ранее занимавшийся вопросом координации отраслевых программ и проектов в региональном министерстве ЖКХ.

«Региональный оператор – это организация, действующая на определенной, вверенной ей, территории. И все отходообразователи или их представители (например, управляющие компании или ТСЖ) обязаны заключать с ним договоры на обращение. А региональный оператор, в свою очередь, не будет иметь права отказать в заключении такого договора. На оператора ложатся обязательства по организации полного цикла утилизации отходов "сбор – транспортировка – захоронение/переработка". При этом оператор выбирается по конкурсу. А зона его действия определяется территориальной схемой. Ранее такой схемы не было, а значит, ее тоже нужно разработать. В этом документе должен быть пункт, в котором оговаривается зона действия региональных операторов. Поэтому на территории региона операторов может работать несколько. К территориальной схеме должна быть принята и программа, в которой будет прописано развитие системы обращения отходов. Отмечу, что регоператор должен именно организовать процесс. Никто не обязывает его собственноручно возить мусор или быть собственником абсолютно всех полигонов», – поясняет Роман Кондрашов.

При этом на регионального оператора падает ответственность за все твердые коммунальные отходы на определенной территории. В том числе и за решение проблемы несанкционированных свалок.

Теоретически, регоператор и единый мусорный тариф в регионах должны появиться в течение 2016 года. Однако для того, чтобы новая система заработала, требуются усилия и со стороны федерального законодателя. А именно – он должен разработать методики: требования к конкурсам по выбору регоператора, к созданию территориальных схем, к определению тарифа и так далее. Но на сегодня принято лишь 20% от всех необходимого. Хотя должны все эти документы были появиться еще к 2015 году.

«До появления регоператора все будет работать так, как работает, – говорит Роман Кондрашов. – У управляющих компаний существуют договоры с возчиками. Сейчас, по крайней мере в Перми, возчики нормально демпингуют цены. В домах бывает что даже в два раза стоимость может различаться. В Перми с вывозом мусора порядок. Например, с 2010 по 2014 год был зафиксирован лишь один случай вываливания возчиком мусора в неположенном месте. Но и это произошло потому, что мусоровоз пробил шины. Площадок сбора мусора в городе порядка 1200, и 80% из них переданы на четыре года и девять месяцев в УК. При этом рядом с Пермью три полигона. А вот на территории всего Прикамья не все так радужно».

Куда девается пермский мусор?

Полигон – это не просто технически сложное сооружение с системой защиты от попадания фильтрата в грунтовые воды, системой контроля, взвешивания и так далее. Одним из основных требований для полигона является наличие лицензии. Она выдается Росприроднадзором. На весь Пермский край лицензированных полигонов, по данным этого ведомства, всего 14.

Все остальные места, где размещают мусор из поселений региона, – «места санкционированного сбора», но по факту – обычные свалки. Существует реестр объектов обращения с отходами. Там указаны все свалки, площадью более 10 квадратных метров. Их даже пять лет назад, в 2011 году, было порядка 700. При этом множество жителей края, проживающих в частных домах, за вывоз мусора вовсе не платят – с них денег никто не просит.

Кстати, в Пермском крае есть, правда, совсем немного, компании, занимающиеся переработкой мусора (в основном пластиковых бутылок и макулатуры) для дальнейшего использования. Интересно, что пластиковые бутылки занимают лишь 3–3,5% по весу от общего объема мусора. А вот по объему – 20%. Поэтому даже с точки зрения более эффективного вывоза мусора (а не только экологии) собирать пластик в отдельные сетки – правильнее. А вот алюминиевые банки почти перестали доходить до полигонов.

«Как-то общался с одним из тех, кто принимает алюминиевые банки. Им в среднем бомж приносит 200–250 банок в день. А рекордсмены – до 500 банок. Если вы хотите, чтобы тара из-под ваших напитков попала во вторичную переработку почти со 100-процентной вероятностью – пользуйтесь алюминиевыми банками. В целом, если на вторичную переработку будет идти 10–20% от всего производимого бытового мусора – это здорово. Например, тот же сбор пластика – замечательная инициатива со стороны бизнеса. А вторичный картон Пермский край даже экспортирует в другие регионы. Только Пермь производит около 400 тысяч тонн твердых коммунальных отходов в год, поэтому даже 10% – это очень приличное количество. Думаю, что регионального оператора стоит обязать развивать и эту сторону вопроса обращения с мусором. Ему самому это может быть выгодно. Однако в единый тариф сортировку не будут включать», – поясняет Роман Кондрашов.

Куда, откуда и в каком объеме сейчас перемещаются отходы, расскажет территориальная схема. Она же ответит на вопрос, где лучше разместить новые полигоны, чтобы избавление поселений от мусора было оптимальным. Таким образом в будущем даже из самых маленьких деревень отходы должны вывозиться на лицензированный полигон.

Тариф у регоператора должен быть единым для всех. А значит, если из одного места нужно вести отходы 200 км, а из второго – 30 км, вторые будут доплачивать за первых. Кроме того, с появлением регоператора нелицензированные мусорные скопления должны быть ликвидированы и рекультивированы. То же самое и в случае неиспользования существующих полигонов. А ведь рекультивация сравнима по цене с возведением такого объекта. Сумма на эти затраты, как стоимость новых полигонов, тоже попадет в тариф. За мусор придется платить всем, зато с ним будет меньше проблем. Хотя новый тариф может стать существенным, если схема обращения с отходами не будет оптимальной.

Когда появится регоператор в Пермском крае?

Пока даже примерные сроки появления регоператора в Прикамье назвать проблематично. Дело в том, что требования к нему еще не приняты на федеральном уровне. Но это еще не все. Зона действия оператора определяется территориальной схемой, а ее разработка тоже пока откладывается. Из двух объявленных в регионе конкурсов, связанных с «мусорными» законодательными изменениями, один отменен, второй оспаривается. В чем же проблема?

Дело в том, что первым был объявлен конкурс на концессию, победитель которого должен был инвестировать в строительство конкретных полигонов шесть миллиардов рублей. И лишь потом был объявлен конкурс на разработку территориальной схемы, с условием, что все «концессионные» полигоны в ней необходимо учесть.

«Это классический пример, когда телега едет вперед лошади. На каком основании было решено, что полигоны нужно строить именно в этих местах? К тому же было в конкурс зашито, что стоимость полигонов – шесть миллиардов рублей. А почему такая стоимость? На вопросы должна ответить территориальная схема, но в нее следующим конкурсом заложили эти необоснованные объекты», – говорит Роман Кондрашов.

Концессионный конкурс при этом оспаривают операторы, работающие сейчас в регионе с отходами. А конкурс на разработку территориальной схемы отменило Пермское УФАС России. Как сообщает пресс-служба антимонопольного органа, по условиям технического задания победитель конкурса обязан был, помимо всего прочего, определить земельные участки для размещения полигонов по утилизации отходов. Однако данные участки уже определены постановлением правительства Пермского края, и победитель конкурса не имеет возможности предложить какие-либо иные участки.

«Заказчик провел самостоятельный отбор участков для полигонов и не имел права включать эти работы в техническое задание, – поясняет и. о. заместителя руководителя Пермского УФАС России Александр Плаксин. – В такой ситуации нельзя говорить об объективном описании объекта закупки и какой-либо нужде в этих работах со стороны заказчика. По сути, победитель получал бы бюджетные средства за уже выполненную работу».

Интересно, что в «черновиках» требований к конкурсам по выбору регоператора, которые выкладываются в рамках оценки регулирующего воздействия, есть версия с двухэтапным определением будущего монополиста. На первый этап может заявиться широкий круг компаний, но на втором этапе требования необычные. Победителем может стать лишь компания имеющая или обязанная в рамках госконтракта возвести в ближайшие три года то количество объектов, которое будет охватывать более 50% от всей территории обращения с отходами.

Если окончательные условия будут именно такими, то победитель концессионного конкурса автоматически мог бы стать регоператором, хотя по факту указанных в документации полигонов еще нет.

«С точки зрения жителя мусорный бачок работает в режиме "черного ящика" – туда бросаешь что-нибудь, и оно неизвестно куда исчезает, – говорит Роман Кондрашов. – Однако с предложенным властями расположением полигонов мусор придется вези из Гаинского района в Нытвенский. Это почти 300 километров. А из многих муниципалитетов от ведра до захоронения мусор будет проезжать более 100 километров. В Перми например, 70–80% от платежа за вывоз мусора занимает сама транспортировка. Но этот процент еще вырастет. Я понимаю, что мусор из поселка Гайны надо вывозить и что тут перекрестное субсидирование. Но схема должна быть оптимальной. Ведь от нее зависит, сколько нам придется платить. И это обычные жители почувствуют на своих кошельках лет через пять, когда тариф вырастет в несколько раз. А все для того, чтобы он вырос,сделают уже сегодня».

Пока регоператор не будет выбран, а его работа не налажена, все будет работать по существующей схеме. При этом в будущем судьба тех, кто сейчас работает с отходами, окажется в руках этого самого оператора.


Ирина Шатрова
Фото Татьяны Холостых, специально для N1.RU

Оцените работу журналиста: